Обмен учебными материалами


Человечество достигло звезд, и присоединилось к галактическому сообществу. Но где-то глубоко в неизведанном космосе притаились Жнецы, раса разумных космических кораблей, которые «пожинают» разумные 14 страница



— Я вдруг поняла, что так и не поблагодарила тебя за то, что ты вытащил меня с Омеги, — сказала она.

— Когда я понял, что могу улизнуть, я решил, что было бы неплохо взять с собой и тебя, — отшутился он.

Кали улыбнулась и осторожно положила свою раненую руку на его плечо.

— А то, что произошло у Арии….

Андерсон покачал головой:

— Только не при нашем друге.

Кали повернула голову и посмотрела на Кай Ленга. На первый взгляд казалось, что его глаза закрыты, но приглядевшись, она увидела, что он наблюдает за ними из-под ресниц.

— Он уже минут двадцать, как пришел в сознание — сказал Андерсон.

Поняв, что раскрыт, Кай Ленг широко открыл глаза.

— Куда вы меня везете? — спросил он.

— На Цитадель, — ответил Андерсон. — У меня в Альянсе есть несколько друзей, они хотели бы с тобой пообщаться.

— Вы ошибаетесь, — предупредил их Кай Ленг. — Вам надо искать Грейсона. Он становится сильней. Его нужно остановить.

— Возможно, ты и прав, — согласился Андерсон. — Но пока мы не знаем, где его искать, мы будем придерживаться моего плана.

— Я и правда не знаю, где он, — признался Кай Ленг. — Я думал, ты знаешь.

В его голосе Кали явственно услышала удивление.

— Почему ты думал, что мы знаем, куда отправился Грейсон? — произнесла она.

— Призрак сказал мне, что ты приведешь меня к Грейсону, — ответил он ей. — Он считает, что между вами существует какая-то связь.

— Он уже не тот Грейсон, которого я знала, — холодно ответила она. — Твои люди сделали для этого все возможное.

— Но ты видела файлы, — продолжал Кай Ленг. — Ты знаешь, что с ним происходит. Я думал, ты сможешь проанализировать информацию, сложишь ее, как мозаику, и предугадаешь его следующий шаг.

— Не слушай его, — предупредил ее Андерсон. — Он пытается манипулировать тобой.

— Нет, — мягко ответила Кали. — Он прав. Я уже тоже думала об этом. Мне кажется, что в этой мозаике чего-то не хватает.

— Ты видела, что он сделал с людьми Арии, — напомнил ей Андерсон. — Даже если мы поймем, где его искать, что мы с ним будем делать?

— Ты рассуждаешь как трус, — перебил Кай Ленг.

Андерсон не удостоил его ответом.

Кали поняла, что продолжение дискуссии лишь усилит напряжение, и вернулась на свое место в задней части корабля.

Усаживаясь в кресло, она продолжала размышлять обо всем, что случилось. То нечто, которое она видела на складе, не было Грейсоном. Это было его тело — хотя бы частично — но полностью подконтрольное Жнецам.

Если бы только она смогла понять, чего хотят Жнецы и какую роль во всем этом играет Грейсон, она смогла бы найти ответы, сказала она себе.

Она стала вспоминать, что же было в тех отчетах об экспериментах, пытаясь свести воедино все, что ей было известно о Жнецах. Их интересовали люди — это было понятно. Они дошли до того, что заставили Коллекционеров похищать людей, чтобы проводить свои версии церберовских экспериментов.

Но если бы они хотели, чтобы Грейсон похищал для них людей, они просто отправили бы его на отдаленные колонии в Граничных Системах. Там шансы отыскать его свелись бы к нулю.

Она в бессильной ярости ударила кулаком по подлокотнику кресла, вывихнутые пальцы отозвались болью. Но она была слишком занята решением проблемы, чтобы обратить внимание на эту боль.

Кай Ленг сказал, что она — ключ ко всему. Призрак чувствовал, что между ней и Грейсоном существует определенная связь. Имеет ли это отношение к Джиллиан? Возможно ли, что на самом деле Жнецам нужна Джиллиан и ее уникальные биотические способности?

Она чувствовала, что разгадка близка, но еще не найдена. Данные «Цербера» содержали предположения о том, что со временем Жнецы смогут получать информацию непосредственно из сознания Грейсона. Но даже если бы они и нашли информацию о Джиллиан, они не смогли бы найти саму девочку. Единственное, что они смогли бы сделать, это просмотреть все файлы по ее участию в проекте «Восхождение»…

Загрузка...

Догадка ударила по ней с такой силой, что она почти закричала. Вскочив на ноги, она побежала в кабину управления.

— Немедленно отправьте сообщение в Академию Гриссома! — приказала она, в спешке проглатывая слова. — Предупредите их, что Грейсон приближается к ним.

К чести Андерсона, надо заметить, что он не стал спорить или возражать. Он замедлил ход корабля и послал сигнал, чтобы подключиться к ближайшему спутнику связи.

— Я в сети, — сказал он несколько секунд спустя. — Но что-то идет не так. Я не могу соединиться с Академией.

— Попробуй экстренные каналы, — предложила Кали.

— Я пробую все каналы, — сказал он. — И никакого ответа. Как будто бы они отключили системы коммуникации.

— Жнецы, — заявил Кай Ленг. — Они придумали какой-то способ блокировки передачи данных, чтобы Академию никто не предупредил.

— Насколько далеко мы сейчас от Академии? — спросила Кали.

— Два прыжка, — Андерсон посмотрел на мониторы. — Мы можем добраться туда за три часа, если я выжму из этих двигателей все возможное.

— Давай, — попросила его Кали.

***

Шаттл Грейсона начал сбрасывать скорость за несколько тысяч километров от Академии Гриссома. На таком расстоянии уже можно было послать сообщение напрямую, не задействуя спутник.

Грейсон знал, что Кали никому в Академии не рассказала правды о нем. Она поверила, что он полностью отрекся от «Цербера» и хотел изменить свою жизнь, и не видела смысла портить ему репутацию. Кроме этого, она всегда просила навестить ее, хотя он до сих пор так и не воспользовался ее приглашением.

Жнецы узнали обо всем этом еще на Омеге, пока искали информацию о Кали в его памяти. Теперь они используют все, что им известно для того, чтобы получить доступ к проекту «Восхождение».

— Академия Гриссома, это Пол Грейсон. Как слышите?

— Слышим, Грейсон — отозвался голос в интеркоме. — Давно не виделись.

Грейсон не узнал голос охранника, и это означало, что Жнецы тоже не узнали его. Но то, что охранник узнал его, не вызвало удивления, даже несмотря на то, что с того времени, как Грейсон был частью проекта «Восхождение», прошло два года. Во время своей работы на «Цербер» Грейсон притворялся богатым папочкой, да и Джиллиан была одной из самый выдающихся учащихся в этом заведении. Поэтому любой визит отца вполне мог запомниться охране.

— Я пытался сообщить о своем прибытии, но сообщение почему-то не проходило, — солгали Жнецы.

— Все наши сети упали, — послышался ответ. — Уже четыре часа мы не можем никуда подключиться. Так что у нас объявлена готовность номер два, пока наши техники все здесь не починят.

Жнецы рылись в воспоминаниях Грейсона, возвращаясь к тем дням, когда Джиллиан училась в Академии. Готовность номер два была не слишком значительной мерой безопасности. Обычно родители могли посещать своих детей в любое время, но в случае объявления готовности номер два, им нужно было одобрение от сотрудника Академии.

— Кали Сандерс назначила мне здесь встречу, — объяснили Жнецы, воссоздавая историю из тех осколков, которые они выуживали из памяти своего носителя. — Она должна прибыть примерно через час. Наверное, вы не получили от нее сообщения.

— Так точно. Я уже сказал, мы не получали никаких сообщений извне за последние четыре часа.

— Я знаю, что это против правил, — сказали Жнецы. — Но можно ли мне пришвартовать мой шаттл и подождать, пока она прибудет на станцию? Мне бы очень хотелось выйти и размяться. У меня в этом шаттле уже все тело судорогой свело.

Небольшая задержка подсказала Грейсону, что охранник советуется с кем-то из начальства. Грейсон молился, чтобы ему отказали.

— Конечно, — послышался голос охранника несколько секунд спустя, и Грейсон мрачно подумал, что ничего не подозревающий юнец только что подписал себе смертный приговор. — Вы можете пришвартоваться в третьем доке. Но вам придется подождать прибытия мисс Сандерс в зоне досмотра.

— Вас понял. Благодарю.

Пальцы Грейсона легко порхали над интерфейсом управления, в то время как Жнецы производили стыковку. Шаттл приземлился с почти незаметным стуком. В отличие от Омеги, Академия Гриссома не была защищена от воздействия внешней космической среды полем эффекта массы, поэтому новоприбывшие должны были ждать, пока одна из крытых платформ дока подсоединится к шлюзовому отсеку судна и закатит его на станцию.

Ожидая, пока платформа займет свою позицию, Жнецы заставили Грейсона подняться со своего места и достать пакет первой помощи, хранившийся под сиденьем. Он заметил, что, несмотря на то, что все его раны полностью затянулись, он двигался гораздо медленнее. С момента сумасшедшего бегства Жнецов с Омеги прошло несколько часов, и этого времени явно не хватило им для полного восстановления.

В пакете первой помощи был нож с длинным, тяжелым лезвием. Перед тем как отойти вглубь корабля, Жнецы заткнули его за пояс Грейсона.

Он чувствовал, как Жнецы исследуют его память, копаются в поисках информации о системах безопасности станции. На самом деле, Академия Гриссома была не военной базой, а всего-навсего школой. Но система безопасности была достаточно серьезной для того, чтобы представлять значительную угрозу для Жнецов в их нынешнем состоянии, и это не говоря об инструкторах по биотике, занятых в программе «Восхождение». Поэтому Жнецам придется положиться не на силу, а на скрытность и внезапность.

Он не был уверен, что выбирая корабль для побега с Омеги, Жнецы знали, что ожидает их впереди, но знал, что и это было возможно. Случайно или нет, они выбрали стандартный пассажирский шаттл. Учитывая то, как легко они обращались с турианским судном, которое они угнали в лаборатории «Цербера», Грейсон догадывался, что Жнецам просто нравилось, как эта раса строит корабли.

В заднем отсеке корабля располагалась спальная кабина. Там, в маленьком шкафу, находился богатый ассортимент разнообразной одежды. Жнецы внимательно перебирали вещи, выбирая то, что могло бы скрыть необычную внешность Грейсона и, что немаловажно, заткнутый за пояс нож.

Судя по дизайну и покрою одежды было ясно, что хозяином корабля был турианец — неудивительно, учитывая дизайн корабля. Турианская одежда не подходила Грейсону, по крайней мере, для того, чтобы скрыть то, во что он превратился.

Мягкий щелчок в интеркоме сообщил, что стыковочная платформа присоединилась к шлюзовому отсеку шаттла.

Жнецы внезапно догадались, что необходимость маскировки отпадет сразу же, как только они минуют зону досмотра, и просто сорвали с кровати покрывало. Они накинули его на плечи Грейсона наподобие плаща и связали концы покрывала узлом на подборке, так что на виду остались только часть лица и глаза.

Жнецы миновали шлюз шаттла и медленно направились вдоль крытой стыковочной платформы. Грейсон подумал отстраненно, что случится с его новым телом, если он случайно окажется в открытом космосе. Нужна ли вообще Жнецам для выживания его органическая форма? Он воочию убедился в их способности восстанавливать поврежденные органические ткани с немыслимой скоростью, но кибернетические имплантаты уже настолько глубоко интегрировались в его тело, что он ощущал себя скорее машиной, нежели человеком. Сможет ли он выжить в этом облике без кислорода в ледяной пустоте за пределами стыковочного шлюза?

Он знал, что вовсе не неуязвим. Но если его сердце и легкие отключатся, а функционировать будет только кибернетическая сеть, встроенная в клетки его мозга, смогут ли Жнецы продолжать управлять его телом? Или рано или поздно причиненный физической оболочке урон заставит Жнецов, в конце концов, покинуть это тело?

Жнецы, даже если и догадывались, о чем он думает, не обращали внимания. Возможно, им было наплевать. Они полностью контролировали его физическую форму, медленно крались вдоль платформы, скрытые плащом из покрывала, и ничто другое их, похоже, не занимало.

Стыковочная платформа окончилась еще одним шлюзом, и привела его в небольшой зал, который поднимался на несколько метров под небольшим углом и скрывался за углом, где располагалась зона досмотра.

Это была большая, открытая комната. За его спиной была стена, окно, с видом на стыковочную зону, доходило до ее середины. Перед ним была укрепленная стеклянная стена. В центре стены виднелся дверной проем, снабженный сканером. Процедура досмотра заключалась, кроме всего прочего, в том, что все прибывающие обязаны были пройти через этот сканер.

За ним располагалась еще одна комната, с небольшой будкой для охраны с одной стороны и с выходом в главные помещения Академии — с другой. Будка располагалась на довольно высокой платформе, так чтобы любой, кто находится внутри, мог видеть все, что происходит в стыковочном шлюзе через стеклянную стену и большое окно.

Один из охранников — возможно, тот самый молодой человек, с которым он разговаривал по интеркому, — спустился встретить его. Он стоял как раз за сканером, на другой стороне, отделенный от Грейсона только стеклянной стеной. Из будки наблюдал второй охранник — Грейсон видел только голову и плечи, но заметил, что это молодая женщина.

Жнецы произвели быструю оценку ближайшего противника. Он был в отличной форме и стоял в непринужденной позе хорошо тренированного бойца. На боку у него висел пистолет, но вместо военной формы он был одет в облачение сотрудника Академии Гриссома: черные штаны и голубая рубашка с эмблемой школы.

Жнецы, двигаясь еще медленнее, чем раньше, приблизились к сканеру и остановились в нескольких шагах от него, словно бы ожидая инструкций от охранника перед тем, как двигаться дальше.

— А… вы в порядке, мистер Грейсон? — спросил охранник с другой стороны сканера, немного удивленным странным одеянием гостя.

— Простыл, — ответили Жнецы из-под покрывала. — Не могу согреться.

Охранник, удовлетворенный таким объяснением, кивнул:

— Интересный у вас шаттл. Турианский, да?

Когда Грейсон работал на «Цербер» под прикрытием, по легенде он считался одним из топ-менеджеров крупного производителя шаттлов «Корд-Хислоп Эйрспейс», одной из карманных корпораций Призрака. Жнецы нашли эту информацию в его памяти и быстро придумали объяснение:

— Мы рассматриваем возможность слияния нашей корпорации с одним из турианских конкурентов, — сообщили они охраннику. — И решили, что перед подписанием такого контракта неплохо было бы испытать их продукцию.

Охранник кивнул, снова поверив. «Как-то уж слишком все гладко выходит», — подумал Грейсон. Не могли ли Жнецы каким-то образом манипулировать сознанием этого парня, влиять на его мысли и чувства, таким образом, чтобы сделать его более восприимчивым к этой лжи?

— Я не очень хорошо себя чувствую, — сказали Жнецы, заставляя Грейсона покачнуться, словно бы теряя сознание.

Он сделал шаг и оперся на стену. Охранник потянулся через сканер, чтобы посмотреть, все ли в порядке. Жнецы медленно отступали. Охранник подался вперед еще больше и успел подхватить Грейсона, крякнув, когда тот навалился не него всем своим весом.

— Эй, — обратился он к своей напарнице. — Он и вправду серьезно болен. Принеси-ка мне аптечку.

Молодая женщина, сидевшая в будке, схватила аптечку и поспешила на помощь.

Жнецы по-прежнему скрывали тело Грейсона под покрывалом, в то время как охранник аккуратно укладывал его на пол. Женщина подбежала и присела с другой стороны, положив аптечку рядом с собой.

Она отвернулась, чтобы ее открыть, и в этот момент нож в руке Грейсона взрезал покрывало и вонзился в грудь охранника как раз в тот момент, когда тот наклонился над больным, чтобы осмотреть его получше. Он охнул от неожиданности и с шумом выдохнул, когда нож вышел из его тела.

Женщина повернулась, глаза ее широко распахнулись от удивления и ужаса, как только она поняла, что произошло. Жнецы отбросили умирающего в сторону и сели, пытаясь достать ножом до живота охранницы.

Но ей удалось увернуться — той сверхъестественной скорости, которую развивали Жнецы на Омеге, у них уже не осталось. Нож скользнул по ее форменному жакету, вспоров ткань, но не задел тело.

Вскочив на ноги, она побежала к сканеру — там, на той его стороне, на стене, располагалась тревожная кнопка. Жнецы поставили Грейсона на ноги, и выбросили вперед его руку. Нож вылетел из руки и вонзился прямо между плечами охранницы.

Она еще пыталась дотянуться до кнопки, но не успела — силы оставили ее, и она безжизненно осела на пол.

Не обращая внимания на тела двух охранников, Жнецы миновали сканер и стали быстро продвигаться к комнате охраны. Менее чем за две минуты они подключились к центральной системе и отключили интерком и сигнализацию по всей станции.

Затем они вызвали схему Академии и записали ее в память. Вернувшись в зону досмотра, они вытащили нож из спины девушки и взяли оружие с обоих тел.

Наконец, они подняли с пола покрывало и снова накинули его на Грейсона, теперь уже другой стороной, чтобы скрыть пятна крови. При близком рассмотрении можно было бы увидеть дыры там, где прошел нож, но Грейсон догадывался, что вряд ли кто-то подберется к нему настолько близко и останется жив.

Двигаясь легкими, широкими шагами, Жнецы покинули зону досмотра и направились прямиком в то крыло Академии, где разрабатывался проект «Восхождение».

Глава 23

— Академия Гриссома, это адмирал Дэвид Андерсон. Как слышите?

Андерсон уже понял: отсутствие ответа было плохим знаком. Они подобрались достаточно близко к Академии Гриссома, чтобы связаться с ней напрямую по радио, минуя любые технические помехи, которые отрезали школу от сети коммуникаций. Молчание на другой стороне могло означать только то, что на самой станции были какие-то проблемы.

— Попробуй еще раз, — сказала Кали, упорно отказываясь признать правду.

Андерсон прекратил тщетные попытки, закрыв канал связи. Они пытались получить ответ в течение последних пяти минут, с тех пор, как снизили скорость.

— Бесполезно, — сказал он, надеясь, что небольшая порция горькой правды поможет Кали лучше подготовиться к тому, что ждет их на станции. — Мы будем там через две минуты, — добавил он, чтобы смягчить удар.

— В одиночку вам Грейсона не остановить, — предупредил их Кай Ленг. — Развяжите меня и позвольте мне вам помочь.

Ни Андерсон, ни Кали не удостоили его ответом.

Сенсоры корабля передали на мониторы изображение стыковочных доков. Три дока были пустыми, в четвертом стоял небольшой пассажирский шаттл.

— Турианский, — пробормотал Андерсон, хотя все на борту знали, кто на нем прилетел.

Он медленно завел шаттл в док. Без наземного ведения ему пришлось стыковаться по приборам. И в лучшие времена не самая простая операция на этот раз осложнялась тем, что за его креслом стояла Кали, заглядывая через плечо и пристально вглядываясь в изображение на экране. Она ничего не говорила, но он чувствовал, как она нервничает, и как разочарована тем, что он делает все так медленно. Несмотря на все предосторожности, шаттл приземлился жестко.

Они подождали несколько секунд — пока стыковочные платформы соединятся со шлюзовым отсеком шаттла, но ничего не произошло.

— Управление доками отключено, — пробормотал Андерсон. — Нам понадобятся скафандры.

— Там есть один сзади, — сказал Кай Ленг. — И еще дробовик.

Кали взглянула на него с удивлением.

— Я не меньше вашего хочу остановить Грейсона, — заверил он их. — Даже если вы оставите меня привязанным к этому креслу, я все равно сделаю все, что могу, чтобы помочь.

— Приглядывай за ним, — сказал Андерсон, поднимаясь с места и направляясь в заднюю часть шаттла.

Скафандр оказался именно там, где и сказал Кай Ленг. Его материал легко растянулся, облегая одежду Андерсона, и когда он надел на голову шлем и застегнул его, тот немедленно соединился с горловиной костюма.

Он дотронулся до шлема, чтобы включить интерком:

— Кали, как слышишь?

— Слышу, — ответила она из рубки. — Не отключайся.

— Понял.

Он взял дробовик. Это был «Соколов», гораздо более тяжелый, чем старый «Хейн-Кедар», который он так любил во времена Войны Первого Контакта. Затем он вышел в стыковочный шлюз шаттла и закрыл за собой дверь. Перепад давления чуть не сбил его с ног. Даже через термоизоляцию своего скафандра он почувствовал падение температуры, хотя и не настолько большое, чтобы причинить серьезное неудобство.

Он аккуратно открыл внешнюю дверь стыковочного шлюза и вышел наружу, в док. Сапоги его скафандра были намагничены для передвижения в открытом космосе, но здесь в этом не было необходимости — искусственная гравитация, создаваемая полями эффекта массы, еще работала.

Просканировав док, он начал продвигаться к ближайшему входу на станцию. К счастью, он оказался не заперт, и через минуту Андерсон оказался в небольшом зале, наполненном теплым, насыщенным кислородом воздухом.

— Я внутри, — сообщил он Кали, поднимая стекло своего шлема.

По плавно поднимающемуся вверх коридору он направился к помещению, служившему Академии зоной досмотра прибывающих пассажиров. Два трупа, лежавшие на полу, лишь подтвердили: все было именно так, как они и опасались.

— У нас есть жертвы, — Андерсон говорил почти шепотом, зная, что его голос в интеркоме будет звучать достаточно громко, чтобы Кали смогла отчетливо разобрать слова. — Двое. Похоже, охранники.

Пригибаясь к полу и держа наготове свой дробовик, он миновал комнату охраны. Прижавшись к стене у открытой двери, он высунулся за угол и быстро осмотрел следующее помещение.

— Чисто, — доложил он. Вызванное всплеском адреналина напряжение постепенно покидало его.

Добравшись до главного пульта, он нашел кнопки ручного управления и активировал один из посадочных трапов. Через стеклянную стену он видел, как трап подъехал к стыковочному шлюзу и присоединился к нему с мягким щелчком.

— Трап на месте, — сказал он Кали. — Можешь выходить.

— А что мне делать с Кай Ленгом? — спросила Кали. — Думаешь, если я оставлю его здесь просто так, это будет безопасно?

— Не вижу вариантов, — ответил Андерсон. — Но на всякий случай возьми с собой тот нож, который я нашел.

— Поняла. Иду.

Андерсон хотел было снять скафандр, но передумал. Он уже обливался потом под герметичной тканью, но у скафандра было одно преимущество — кинетические барьеры. Если дело дойдет до драки, защита может прийтись кстати.

Он поспешил вернуться в зону досмотра, где должны была вот-вот появиться Кали. Возможно, она лично знала убитых, в этом случае он тем более хотел быть рядом, чтобы поддержать ее в тот момент, когда она наткнется на тела.

Он опередил ее всего на несколько секунд. Увидев, как она смотрит на убитых охранников, он не издал ни звука, дав ей время почтить их память молчанием.

Она медленно подошла к первому телу — молодому мужчине, убитому ударом ножа в грудь — и опустилась на одно колено. Несмотря на то, что его глаза уже остекленели, она все же прижала пальцы к его шее, проверяя пульс. Убедившись, что ему уже не помочь, она нежно закрыла ему глаза и поднялась.

Она опустилась у второго тела и повторила свои действия. И только после этого подошла к Андерсону.

— Эрин и Йорген, — сказала она. — Хорошие ребята.

— Это сделал Грейсон, — произнес Андерсон, зная, что ей неприятно это слышать. — Если мы не остановим его, умрут и другие.

Кали согласно кивнула.

— Не волнуйся за меня, — успокоила она его. — Если нужно будет его убить, моя рука не дрогнет.

Андерсону не понравилось, как она произнесла это «если», но он знал, что это — лучшая реакция, на которую он мог бы рассчитывать. Она все еще не верила, что Грейсона уже не спасти.

— Тела еще не остыли, — заметила она. — И кровь только-только начала сворачиваться. Я думаю, что Грейсон был здесь менее десяти минут назад.

— Может быть, включить сигнализацию? — спросил Андерсон.

Кали покачала головой.

— Ночью все ученики и большинство персонала спят в своих комнатах. Возможно, там они будут в наибольшей безопасности. Если мы включим сигнализацию, они все выбегут в коридоры посмотреть, что случилось.

— А мы можем как-то предупредить охранников?

— Я думаю, да. Мы сможем подать сигнал с пульта охраны.

Они пробрались в небольшую, расположенную чуть выше уровнем, комнату, откуда открывался хороший вид на весь док. Кали понажимала на какие-то кнопки и в ярости ударила по приборной панели.

— Вся система повреждена.

— А где сейчас охранники?

— Да они везде. Мы не сможем собрать их всех вместе, — покачала головой Кали.

— Как ты думаешь, куда мог направиться Грейсон? — спросил Андерсон.

Кали подумала немного и ответила:

— Если Жнецам просто нужна информация, то он направился в архивы. Если им нужны жертвы — то в спальни. Так или иначе, нам нужно в то крыло, где базируется проект «Восхождение». Идем же, — добавила она, направляясь в сторону крыла.

Андерсон придержал ее за локоть.

— Грейсон взял пистолеты охранников. Мы знаем, что он вооружен. Мы не можем преследовать его безоружными.

— У меня есть нож, — напомнила она ему.

— Тебе нужен пистолет.

— Это школа, а не военная база, — попыталась объяснить Кали. — Единственные, у кого здесь есть оружие — это охранники. Кроме этого, — она подняла руку и показала ему свои поврежденные пальцы, — я не удержу пистолет.

— Где ближайший пульт охраны? — спросил Андерсон.

— В правом зале, — ответила Кали. — Но крыло «Восхождения» в другой стороне.

— Тогда мы разделимся, — скомандовал Андерсон, привычно влезая в шкуру отдающего приказы старшего офицера. — Ты пойдешь к охранникам и предупредишь их. Пусть они помогут тебе обыскать спальни. Если не встретитесь с Грейсоном, соберите всех детей и отведите их в безопасное место, — добавил он, зная, что, в первую очередь, Кали волнуется за детей.

К его немалому облегчению, она согласно кивнула.

— Как только доберешься до центрального зала, сворачивай налево, — сказала она ему. — Все время налево и ты окажешься в крыле проекта «Восхождение». Как только будешь там, смотри в оба — на стене будет карта. Архивы находятся сразу за главной лабораторией. Ищи дверь с табличкой «Проход запрещен».

Повисло неловкое молчание. Андерсон не знал, что делать — поцеловать ее, обнять, или просто пожелать удачи. Кали первая подалась к нему и легко поцеловала его в губы, затем повернулась и бросилась к двери в правый зал.

Перехватив поудобнее дробовик, Андерсон направился в противоположном направлении.

***

Тем временем Кай Ленг пытался освободиться от пут. Его локти и запястья были привязаны к ручкам кресла второго пилота. Икры и лодыжки — крепко прикованы к его основанию. Однако у него еще оставалась возможность двигаться. Он ерзал на кресле из стороны в сторону, и каждый раз веревка, больно врезаясь в его тело, перетиралась о металлический подлокотник.

Медленно раскачиваясь и поворачиваясь, натягивая путы все сильнее и сильнее, он осторожно проверял прочность веревки. Затем он начал раскачиваться сильнее справа налево и вперед-назад. Через минуту он уже стер себе кожу, еще через минуту показалась кровь.

Кровь, смешиваясь с потом, быстро покрыла его руки и залила сиденье и пол вокруг него. Но Кай Ленг не обращал на это внимания, он был полностью сосредоточен на том, как веревка медленно, нить за нитью, перетирается о металл кресла.

Это заняло почти пять минут, но, наконец, одна из петель, удерживавшая его левую руку, лопнула. Его рука стала двигаться свободнее, и вскоре порвалась и вторая окровавленная петля.

С удвоенной силой он набросился на узлы, связывавшие его правую руку. Его пальцы, мокрые от пота и крови, не слушались. Это была тяжелая работа, но еще через минуту он освободил правую руку и принялся за веревки на ногах.

Ему пришлось наклониться вперед и вниз, чтобы добраться руками под кресло. Каждые двадцать или тридцать секунд приходилось делать перерыв, потому что у него начинала кружиться голова. Удивительно, что освобождение ног заняло больше времени, чем рук. Но, в конце концов, он был свободен.

Он медленно поднялся, тяжело дыша от усталости. Сжав зубы и опираясь на окровавленное кресло, он осторожно разминал затекшие от долгой неподвижности ноги.

Когда онемение в ногах прошло, Кай Ленг отправился за аптечкой. Он осторожно стер кровь дезинфицирующей салфеткой и намазал ссадины панацелином.

Затем он задумался, что же ему делать дальше. Одним из вариантов было просто закрыть шлюз и улететь, оставив Андерсона и Сандерс разбираться с Грейсоном самостоятельно. На первый взгляд, этот вариант казался самым лучшим, ведь у него не было оружия, да и люди на станции относятся к нему, скорее всего, не лучше, чем к Грейсону.

Но он знал, что Призрак будет недоволен. Грейсон вполне мог сбежать, а после того, как он покинет Академию, найти его будет невозможно… Особенно если перед побегом он убьет Сандерс.

Чем больше Кай Ленг размышлял, тем лучше он понимал, что это последний шанс для «Цербера» остановить Женцов. И даже если это означало, что ему, безоружному, придется противостоять Грейсону, он не мог позволить себе этот шанс упустить.

Решившись, он уже не стал терять времени. Он быстро миновал шлюзы и вышел в комнату, которая явно была зоной досмотра.

Посреди комнаты лежали два тела — мужское и женское. Кай Ленг увидел, что они были убиты ножом. То, что Грейсон не сокрушил их с помощью биотики, дало Кай Ленгу надежду. Это могло означать, что его враг устал и, возможно, даже уязвим.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная